Бахта трофеи

На притоках Бахты

 

 

 

Евгений Кузнецов

 

Солнечный диск едва угадывался сквозь мрачную пелену торфяного дыма. Жар от асфальта обжигал ноги через тонкую подошву мокасин. Бетонные стены огромного каменного муравейника не давали прохлады даже ночью. Хотелось прохлады, воды и чистого воздуха. Томительно тянулся день, и каждый из нас с нетерпением ждал того момента, когда можно будет вырваться из Москвы, улететь подальше из этого сумеречного города, чтобы заняться любимым делом – рыбалкой.

 

Наконец-то наш самолет проткнул серую завесу, занял нужный горизонт и мы увидели долгожданное солнце в красном пыльном ареоле. Даже на десяти тысячах метрах сажа и копоть превращали обычно кристальную синеву неба в нечто неопрятное. Под крылом проползали леса, редкие деревеньки. Там и  тут виднелись вертикальные столбы дыма с пляшущими алыми лепестками в очагах пожарищ. Масштабность этой войны со стихией потрясала и угнетала. Смотреть в иллюминатор расхотелось, и многие пассажиры опустили жалюзи. Когда пилот объявил подлет к Красноярску, все посмотрели вниз и увидели, что все плохое осталось позади. Под крылом плывут белые кудрявые облака, синева неба, зелень лесов и блик солнца приобрели первозданную красоты. Значит, жизнь налаживается. Короткая ночевка в гостинице, утренняя фото сессия на фоне моста через Енисей, образ которого украшает каждую десятирублевую купюру, и вновь в аэропорт. Теперь нас ждет перелет до Подкаменной Тунгуски, а там пересадка в чудо-технику «Хивус-10» на воздушной подушке и проезд – полет через Енисей и подъем в один из притоков реки Бахта.

     Весь день, не переставая, сыпал мелкий дождь, что после московской жары было несколько непривычно. До лагеря мы добрались уже в сумерках. Мокрые палатки прижались к склону сопки, и в шаге от входа плескалась вода. Река разлилась по всей долине. Аномалия - в столице жара, а здесь ежедневно идут дожди. Там, где обычно в русле торчали камни, теперь в лучшем случае виднеется перекат, но чаще просто водная гладь с быстрым течением. Значит, придется ловить рыбу по большой воде, вернее, искать места ее укрытий и стоянок.

 

Первые шаги.

 

    Каждое утро рыбалка начиналась в погрузку в «Хивус» и подъемом вверх по реке. Это очень удобно, можно через пороги дойти до любого интересного места, зайти в любой приток, в случае необходимости выйти на берег и обловить понравившийся плес или яму с обеих сторон. А затем опять погрузиться на борт и, сплавляясь к лагерю, облавливать интересные места прямо с борта нашей лодки.

     Первая высадка на берег порадовала поклевкой буквально через пять минут. Крупный двухсоставной воблер атаковал не менее крупный, примерно восемьсот граммовый хариус. Спустя пятнадцать минут обладатель этого воблера – Александр из Красноярска подвел к берегу небольшого таймешонка. Сквозь рваное полотно облаков проглядывала синева неба, дождевой фронт отходил в сторону, и рыба вела себя активно. На предгорных участках сибирских рек чаще всего малек хариуса и сига являются основным пищевым объектом для хищников. И не удивительно, что серебристый воблер с черной спинкой оказался таким востребованным. Я сделал ставку на некрупную колеблющуюся блесну серебристого цвета, считая, что именно она сможет пробить течение и достигнуть дна, где за валунами или перед ними может стоять более солидный трофей в виде тайменя или ленка. Но забросы поперек реки не приносили результата. В поднявшейся воде рыба сменила свои традиционные места стоянки, поэтому главная задача заключалась в том, чтобы найти эти места. Над обрывистыми берегами нависали небольшие кусты и заросли травы, низкие травяные луга были залиты водой так, что приходилось ходить по колено или по грудь в воде.

 

Вейдерсы и забродные сапоги были ограничителями наших возможностей. Проводки над травой, в «обратках», на границе чистой воды и течения не приносили результата. Я попытался проводить вдоль обрывистого берега и в одном месте почувствовал легкий удар. Повторная попытка в том же направлении завершилась уверенной поклевкой и тяжелая рыба начала резать воду лесной вверх и вниз по течению. Сложность борьбы заключалась в том, что приходилось перебираться сквозь жесткую щетку низкорослого кустарника, переступая по мокрым камням и крупным извилистым корневищам в траве. Стоит погорячиться, и прохладная ванна гарантирована. Через несколько минут показался малиновый бок шикарного ленка, весом около двух килограммов. Еще несколько минут борьбы и трофей уже на берегу. Новые забросы результата не дали, видимо, активная борьба распугала остальных обитателей прибрежной ямы. Через несколько шагов под самым берегом я увидел затопленные кочки осоки, между которыми виднелись темные провалы – идеальное место для засады и атаки снизу. Проводка колеблющейся блесны не увенчались успехом, она цеплялась тройником за пряди осоки и скорее пугала рыбу, чем соблазняла ее.  Ставлю Mepps long №3 серебристого цвета с алыми точками, но и здесь оказывается не все так просто. Во время проводке по течению лепесток залипает, и крючок цепляет осоку, при проводке против течения водяная струя выталкивает приманку на поверхность. Пытаюсь ловить на вращающуюся блесну в отвес, тем более, что в зимнее время удавалось подобным способом ловить хариуса из-подо льда. Течение медленно вращает лепесток, и блесна погружается в темноту. Тут же спиннинг сгибается в дугу, огромный хариус с красивым парусом мгновенно ударил приманку и с разворотом скрылся в глубине. Начало есть. Почти за каждой кочкой следовала поклевка. Одни хариусы атаковали жадно, другие, раскрыв парус с флуоресцентными полосами и точками, как бы принюхивались к блесне. Но стоило только потащить приманку вверх, следовала молниеносная атака.

 

Время летит незаметно, только сигнал с катера заставил прервать подобную рыбалку. Пора ехать на новое интересное место. Как оказалось, что многие участники экспедиции еще не ушли от нуля. Новое место оказалось залитым водой, только редкие лиственнички и осинки торчали над мелководьем. В это время выглянуло солнце, сразу потеплело и «сибирское счастье» в виде комаров, мокрецов и мошек встали на крыло, стараясь попасть в глаза, пробраться в нос и уши. Пришлось вспомнить о реппелентах и укрыть лицо противомоскитной сеткой. Река сразу ожила. Ровная до этого гладь покрылась десятками блюдец от кормящегося хариуса. У дальнего обрывистого берега послышалось несколько солидных всплесков это хозяин реки таймень – пас свое стадо. Нахлыстовики тут же распустили тугие петли ярких шнуров, а спиннингисты сместились ближе к кустарнику, чтобы не мешать первым. Несмотря на активный жор, сухими мухами соблазнялся лишь некрупный до двухсот граммов хариус. Более солидные особи стояли ниже и чаще всего атаковали тяжелые «вертушки» оснащенные мушкой. Моя десятиграммовая блесна Myran Mira с лепестком черного цвета оказалась одной из самых востребованных. Дальний заброс и более глубокий горизонт проводки позволяли раз за разом вываживать осторожных солидных толстячков. Но интенсивность клева на нее заметно снизилась сразу после того, как после одного неудачного извлечения тройника из пасти было утрачено пестрое перо. Пустяк, но очень обидный. Зато именно здесь рыболовный азарт утолили все. Причем ленок тоже клевал регулярно. День удался. Вечером нас ждала ароматная наваристая уха и вкуснейшие жареные хариусы.

 

 

За трофеем

 

     Когда первый рыбацкий азарт утолен, всегда хочется поймать либо что-то новое, либо трофейное. Поэтому все переключились на более солидные приманки. Cпиннингисты сделали ставку на гремящие блесны Sebile onduspoon, крупные воблеры двух-трех составники и попперы, легкие блесны Williams whitefish и wabler при ловле на перекатах и тяжелые медные колеблющиеся блесны Krokodile при ловле в ямах. Нахлыстовики сделали ставки на стримеры и имитацию мышей. Удача, но не сразу.  

 

Одной из особенностей было то, что каждый раз рыбалка проводилась в новом месте, а это значит, умение читать реку выходит на первый план. Увидеть сбой струй, подводный камень, сбой струй, прижимы, начало, и конец ямы может не каждый, из тех, кто впервые попал на подобную рыбалку. Но без трофея, а самое главное ярких впечатлений никто не остался. В одном месте мы попали на «щучий рай». Между островом и впадением ручья образовался небольшой залив с хорошей глубиной и медленной «обраткой». Мы отошли на дальний край косы на устье впадавшего ручья. Первым отличился Олег. Неожиданная мощная поклевка едва не выбила спиннинг из рук неслабого рыболова. Вывернулся бок раз и другой, но широкая полоса травы на затопленной бровке не позволяла форсировать события. Подсака под рукой не оказалось и верная «десятка» ушла вместе с воблером. Никто не ожидал встретить здесь подобного «крокодила», поэтому поводка перед приманкой не было. Через несколько минут поклевка у меня, и верный Williams ушел вместе с «подводной лодкой» даже не показавшись из воды. Пока я привязывал поводок у приятеля вновь поклевка, и шестикилограммовая хищница оказывается на берегу. Здесь же было поймано еще несколько зачетных хвостов, но хотелось поймать солидного тайменя, поэтому снимаемся и сплавляемся дальше.

   

На одном из участков радостный крик огласил тайгу. Нахлыстовик Павел, безрезультатно разворачивавший шнур в течение нескольких дней, поймал-таки своего тайменя на мышь. Нахлыстом. Причем, ловил он почти у самого борта катера,  стоя по грудь в воде. К финалу битвы собралась вся экспедиция. Трофей был торжественно взвешен, и отпущен на волю. До этого, на достаточно крупную мышь, оснащенную солидным крюком, попался хариус и ленок, и вот, наконец, зачетная точка.

  

И вот наступил последний день. Выезд на дальний порог. Никто уже не бросает приманку хаотично в сторону воды, выбирая только перспективные места, - опыт дело наживное. И вдруг неожиданный крик, перекрывающий рев несущейся воды. Наш самый молодой член экспедиции, который на подобной рыбалке всего второй раз, по закону жанра цепляет хозяина реки. Леска мигом слетела со шпули. Рыба рванулась вначале вверх по течению, и затем также стремительно вниз, увлекая за собой растерянного рыболова сквозь березовый мордохлест. Вот уже и помощь подоспела. Царь-рыба весом не менее пятнадцати килограммов устало подошла к обрывистому берегу, едва завалилась на бок, осматривая собравшихся зрителей. Серебристый Sebile одним крюком едва держался за край пасти. Рука добровольца попыталась схватить за хвост, чтобы подтолкнуть рыбу к берегу. Отчаянный фонтан брызг, и в последнем рывке хозяин переката обретает свободу.

  

Самолет ложится на обратный курс. Рыбацкие дороги, они длинны и тем прекрасны. Они ведут к встрече, соединяют людей. Может быть, именно благодаря им, мы помним лучшие мгновения нашей жизни, вновь и вновь пускаемся мы в круговорот дороги. Крутим баранку, бредём по снегу, бороздим озёра, как будто что-то ищем и не находим. Но всё равно идём и ищем. Переживаем в воспоминаниях удачи и невзгоды. А главное, что память цепко держит это незабываемые встречи. Может, потому мы пускаемся в путь, чтобы всегда возвращаться?

Бахта таймень
Бахта таймень
Бахта таймень
Бахта рыбалка
Бахта рыбалка
Бахта рыбалка
Бахта туры за тайменем
Бахта туры
Бахта таймень